Ванилла SU

142 подписчика

Свежие комментарии

  • Виктор Шиховцев
    Оправдывает затраты на жизнь с женой... Это что, корова, что-ли, чтобы с ней жить исходя из экономических соображений?Зачем мужчине жен...
  • анатолий андреев
    Уффф, блин!! Давно не читал отменного словесного поноса! Теперь окончательно убеждён, что за фейки надо не штрафоват...Князь Владимир – ...
  • Wlad Wlad
    Начнем с того, что Мужчины предпочитают Женщин, а не ФЕМИЗДАНУТЫХ МРАЗЕЙ - все остальное НЕ СУЩЕСТВЕННО.Каких женщин пред...

“Мастер-ломастер” Советская детская поэзия с позиции современности

“Мастер-ломастер” Советская детская поэзия с позиции современности

В прошлый раз мы разбирали стихотворение “Кот и лодыри”, в этот раз я снова предлагаю обратиться к творчеству Самуила Яковлевича Маршака и разобрать еще одно стихотворение для детей, про которое можно прочитать “добрый юмор”, “поучительно для детей”, “не берись за дело, если не умеешь” и прочее в том же духе.

Итак, “Мастер-ломастер”. Стихотворение написано в 1927 году.

Начнем, снова, с заголовка: в качестве него нам предлагается прозвище (настоящего имени ребенка мы так и не узнаем), с насмешливой и негативной коннотацией. О том, чем чревато называть ребенка прозвищем, высмеивающим в нем что-то, что кажется взрослому неуместным, я уже писала в разборе про лодырей, но повторюсь: ребенок запоминает и сам себя начинает считать именно таким (независимо от того, что он умеет, какие у него природные склонности, способности, интересы).

Читаем?

Я учиться не хочу.

Сам любого научу.

Я — известный мастер

По столярной части!

Первое, что мы слышим от ребенка - то, что он не хочет учиться. Чаще всего дети первым сообщают самое актуальное для них. Возможно окружающие взрослые так достали ребенка с требованием учиться или с убеждениями, что он должен хотеть учиться, что увидев любого вообще человека, первое, что сообщает ребенок - что он учиться не хочет.

Предупреждает сразу.

Как вариант - у ребенка существует какая-то проблема, которую он не может сформулировать конкретнее. Что-то связанное с учебой его беспокоит (это может быть что угодно от жмущих сандаликов из сменки до кричащего на него учителя, от обложки на альбоме, над которой смеются другие дети, до сложностей с пониманием объясняемого, от потерянного любимого карандаша до травли). Дети, испытывая дискомфорт разной степени тяжести, не всегда могут понять, что именно их беспокоит, но могут связать свое беспокойство с местом или обстоятельством, в которых дискомфорт начинает ощущаться.

Слова “сам любого научу” и “я - известный мастер по столярной части” лично я бы отнесла к лексике взрослой и предположила бы, что ребенок повторяет то, что уже не раз слышал о себе от взрослых. Дело в том, что настолько тонкого юмора дети не понимают (да взрослые не все понимают!), и вполне возможно, что ребенок принял за чистую монету слова взрослых о нем (независимо от того, стебались над ним взрослые по-взрослому или ласково шутили).

У меня охоты нет

До поделки мелкой.

Вот я сделаю буфет,

Это не безделка.

Боюсь, что слова “охоты нет до поделки мелкой” снова повторяются за взрослыми, и снова тонкий юмор ребенку не доступен. Он слышал о себе подобное и старается соответствовать.

Еще может быть, что ребенок хочет обратить на себя внимание взрослых. Если существует проблема с замечанием маленького человека, то есть надежда, что что-то большое взрослые заметят.

Смастерю я вам буфет

Простоит он сотню лет.

Вытешу из елки

Новенькие полки.

Не себе. Ребенок делает буфет не себе. И вообще он себе за весь длинный-предлинный стих ничего не делает (ему нельзя?). Продолжаю думать, что он ищет способ обратить на себя внимание взрослых. Не насмешливо-снисходительное, а настоящее. Чтобы в нем заметили человека, а не “ломастера”. Причем в планах у ребенка - добротная и полезная вещь, он не размышляет “картонки суну, и так им сойдет!”, он вполне добросовестно планирует трудиться.

Наверху у вас — сервиз,

Чайная посуда.

А под ней — просторный низ

Для большого блюда.

То, что мы называем эгоизмом - естественное состояние для детей. Существуют они и их интересы, существуют значимые взрослые. До интересов значимых взрослых дело может дойти из любопытства (познание окружающего мира - одна из основных задач), однако приоритетом для детей эти интересы становиться не должны.

Полки средних этажей

Будут для бутылок.

Будет ящик для ножей,

Пилок, ложек, вилок.

То, что ребенок так подробно перечисляет, что будет храниться в буфете, может говорить о его любознательности. Вероятно, он ранее исследовал содержимое буфетов и вполне правильно запомнил, что в них хранится.

У меня, как в мастерской,

Все, что нужно, под рукой:

Плоскогубцы и пила,

И топор, и два сверла,

Молоток,

Рубанок,

Долото,

Фуганок.

Есть и доски у меня.

Еще один довод в пользу любознательности - знает, что должно быть в мастерской, запомнил названия инструментов, знает, для чего они, так или иначе умеет ими пользоваться. Мне кажется, что он перечисляет их вполне дружелюбно, они - союзники.

И даю вам слово,

Что до завтрашнего дня

Будет все готово!

Зачем-то установлен срок, зачем-то дается обещание. Я склонна считать, что это опять “пришельцы” из взрослого мира - требовали уже от ребенка сроков и обещаний. Причем судя по назначенному одному дню, речь шла не о реальных периодах, которые могли бы потребоваться для изменения чего-либо (отношения к учебе? оценок? чего-то еще?), а об обещаниях, которые важно вырвать, чтобы потом ими же и попрекать. Как вариант - ребенок неоднократно наблюдал как подобные обещания дают взрослые вокруг. В любом случае, рассчитывать время, которое потребуется на то или иное дело ребенок не умеет (а учили ли его этому?). Ну и не забываем, что дети могут неверно оценивать временные затраты (в силу возраста и особенностей восприятия времени).

Завизжала

Пила,

Зажужжала,

Как пчела.

Пропилила полдоски,

Вздрогнула и стала,

Будто в крепкие тиски

На ходу попала.

Ребенок приступил к выполнению задуманного, однако столкнулся с трудностями.

Я гоню ее вперед,

А злодейка не идет.

Я тяну ее назад

Зубья в дереве трещат.

Предпринял попытки исправить ситуацию, ничего не получилось. Как поступает в таких случаях ребенок, который доверяет своим значимым взрослым? Рассказывает, что произошло, просит помочь. Почему же герой стихотворения так не делает? Даже если взрослых рядом нет, можно отложить дело и дождаться взрослых. Но нет, и так ребенок не поступает.

Обратите внимание, как автор описывает чувства, испытываемые ребенком в этой ситуации: никак. Никаких, судя по всему, чувств ребенок не испытывает от того, что возникли сложности в его работе.

Обратите внимание: Детская ревность — довольно частое явление.

Такое, к сожалению, возможно только в двух ситуациях: либо автор не считает чувства ребенка важными, либо ребенку нельзя ничего чувствовать (с учетом “ломастера” и буфета для взрослых, я за второй вариант). А до этого же вполне эмоционально и образно описывал и мастерскую, и как визжит пила. И вдруг бац - все чувства выключились и исчезли.

Не дается мне буфет.

Это единственная сухая констатация, которую ребенок себе позволил. В этом месте у меня в голове начинает надрываться сирена - нет ничего хорошего в таком резком отключении всех эмоций! Ничего нету, ни грусти, ни радости, ни злости, ни огорчения. Ничего! Это сигнал всмотреться в ребенка, и внимательно. Что происходит? Почему он “замерз”?

Сколочу я табурет,

Не хромой, не шаткий,

Чистенький и гладкий.

Надо отдать ребенку должное - он ищет способ так или иначе реализовать свой замысел. Он борец! Сколько детей на его месте бросили бы это занятие? И снова появились чувства - идея с табуретом кажется спасительной, вдохновляет. Ожил ребенок после “заморозки”.

Вот и стал я столяром,

Заработал топором.

Похоже, рад и чувствует себя уверенно.

Я по этой части

Знаменитый мастер!

Опять слова взрослых. Я все-таки придерживаюсь мнения, что ребенок их принял за чистую монету. Он озвучивает их в момент вдохновения, это явно про поддержку для него.

Раз, два

По полену.

Три, четыре

По колену.

По полену,

По колену,

А потом

Врубился в стену.

Вам не кажется, что ребенку должно быть больно? По-моему, здесь вполне ожидаемы слезы от боли, от неожиданности, возможно от огорчения.

Топорище — пополам,

А на лбу остался шрам.

Еще и шрам на лбу. В такой ситуации ребенок мог бы расстроиться, это было бы вполне естественно, мог бы плакать от боли и от обиды, мог бы бросить всю эту столярку и убежать искать утешения. Плачет ли наш ребенок? Нет. Он не плачет, и снова никаких чувств, он снова “замерз”.

Что такое говорили и делали взрослые, что в моменты, когда ребенку нужна помощь и поддержка, он не обращается за ней и перестает чувствовать вообще что-либо?

Обойдись без табурета.

Лучше — рама для портрета.

Ребенок снова переключается. Не сдается. Он ищет то, что у него получится без помощи снаружи.

Есть у дедушки портрет

Бабушкиной мамы.

Только в доме нашем нет

Подходящей рамы.

И снова (с вниманием и любовью?) выбрано то, что предположительно порадует взрослых.

Взял я несколько гвоздей

И четыре планки.

Да на кухне старый клей

Оказался в банке.

Ему точно нельзя просить помощи у взрослых. Я не знаю, почему.

Будет рама у меня

С яркой позолотой.

Опять появились эмоции!

Заглядится вся родня

На мою работу.

Ребенок не оставляет надежды, что его заметят и будут им гордиться.

Только клей столярный плох:

От жары он пересох.

Обойдусь без клея.

Совсем-совсем нельзя обращаться за помощью.

Планку к планке я прибью,

Чтобы рамочку мою

Сделать попрочнее.

Не отступать. Должен быть способ!

Как ударил молотком,

Гвоздь свернулся червяком.

Забивать я стал другой,

Да согнулся он дугой.

Третий гвоздь заколотил

Шляпку набок своротил.

У кого из забивавших гвозди такого не случалось? Это вполне возможно исправить: вынуть гвоздь, выпрямить его и снова попробовать забить. С учетом упорства, демонстрируемого ребенком для достижения своей цели, я думаю, что он просто не знал, что так можно сделать. А просить помощи не пошел.

Плохи гвозди у меня

Не вобьешь их прямо.

Так до нынешнего дня

Не готова рама…

И снова, это все, что ребенок решается нам продемонстрировать. Третий проект не получился, ни слезинки! Хотя огорчение все же косвенно прорывается в словах “так до нынешнего дня не готова рама...”

Унывать я не люблю!

Из своих дощечек

Я лучинок наколю

На зиму для печек.

Я не знаю, как у вас, а у меня сердце кровью обливается. Прямо хочется обнять ребенка, сказать ему, что он хороший (подозреваю я, что он в этом сомневается), посочувствовать ему, коленку осмотреть, на лбу шрам хоть обработать…

Наш маленький герой по-прежнему не сдается. И он нашел то, что он может сделать, чтобы быть полезным взрослым, не обращаясь за помощью!

Щепочки колючие,

Тонкие, горючие

Затрещат, как на пожаре,

В нашем старом самоваре.

То-то весело горят!

Ребенок справился и очень рад, снова мы видим эмоции.

А ребята говорят:

— Иди,

Столяр,

Разводи

Самовар.

Друзья, вы забыли сказать “спасибо” за щепочки, а еще ваша просьба выглядит как приказ. А еще, могли бы вы нам поведать, что именно мешает вам развести самовар самим? Щепочки вот есть, наш друг об этом позаботился.

Ты у нас не мастер,

Ты у нас ломастер!

Здесь, увы, дети повторяют за взрослыми. Бездумно и беспощадно. После всего, что преодолел ребенок, над ним насмехаются, обесценивая все, прожитое и сделанное им.

Больше интересных статей здесь: Психология.

Источник статьи: “Мастер-ломастер” Советская детская поэзия с позиции современности.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх