Ванилла SU

138 подписчиков

Свежие комментарии

  • Люся Люся
    Чушь от совсем неграмотной дурыМать выбрала сыну...
  • Алексей Сафронов
    Впервые читаю статью этого автора и абсолютно верю её искреннему и горькому рассказу об огромной части мусульман прич...Хотели правду жес...
  • Александр 24
    Как только прочитал,что автор,можно сказать,"узаконил" совместную греховную жизнь,как обязательную стадию развития от...Кризис в отношени...

А. с. Шишков и его Рассуждение о любви к Отечеству (Какой изверг не любит матери своей? Но отечество меньше ли нам, чем мать?)

Собираясь покинуть столицу (1811 г., поездка в Польшу) и не желая оставлять в ней вредного элемента, а, напротив, привлечь к себе общество и вызвать его сочувствие в предстоящих событиях (война с Наполеоном), император Александр круто изменил свою внутреннюю политику. Не обращавший прежде никакого внимания на толки и выражения неудовольствия общества, государь пошел теперь на всевозможные уступки. Преобразовательная деятельность была остановлена, и ближайший сотрудник в этом деле М. М. Сперанский принесен в жертву его врагам. В последнее время, в глазах завистников и людей старого устоя, государственный секретарь был человеком, стремившимся к разрушению всех основ Империи. О нем ходили самые нелепые слухи: говорили, что он имеет тайные сношения с Францией и что целью этих сношений было приглашение Наполеона вступить в Россию, где им уже подготовлено освобождение крестьян и уничтожение дворянства. Последнее волновалось и в особенности, московское, дерзко отзывалось о государе и его ближайшем советнике. Если верить словам Армана Домерга (по прозвищу Сент-Арман, французский театральный деятель), то император Александр, садясь за стол, нередко находил под салфеткой неприятные для него записки, неизвестно, как и кем туда положенные.

Это дало повод петербургским врагам Сперанского указать императору Александру, что накануне жестокой войны, во время которой только один патриотизм дворянства может спасти государство, необходимо его сплотить, уничтожить недовольство, а не оскорблять общество, сохраняя при себе человека ненавистного дворянству, подозреваемого в сношениях с Наполеоном, а, следовательно, и измене.

Государь уступил, и 17-го марта Сперанский внезапно был отправлен в ссылку в Нижний Новгород. Происшествие это поразило и озадачило многих. Никто не мог ожидать, чтобы император Александр, постоянно говорившей и писавший во многих письмах, что закон стоит выше его власти, мог без следствия и суда отправить в ссылку выдающегося государственного деятеля и человека ему весьма близкого. Член Государственного совета Н. С. Мордвинов (Николай Семёнович) подал в отставку, а адмирал А. С. Шишков (Александр Семёнович) "уселся дома, дабы не показывать себя любопытствующим". Когда же спустя несколько дней государь потребовал его к себе, и Шишков стоял в секретарской, к нему подошел статс-секретарь П. С. Молчанов (Петр Степанович - писатель, статс-секретарь Александра I) и спросил его, - зачем он здесь? - Не знаю, - отвечал Шишков, - государь за мною присылал. - Как! - вскричал он, - государь за тобой присылал? О, так я от тебя скорее уйду.

Таково было впечатление высылки Сперанского на лиц, стоявших ближе других у трона, впечатление "необычайное, наводившее некий страх". Что касается большинства, то высылка Сперанского возбудила всеобщее ликование, в особенности в тех, на коих отразилась его преобразовательная деятельность. Толпа праздновала его опалу, как первую победу над французами.

"Велик день для отечества и нас всех-17-е марта! - писала В. И. Бакунина (Варвара Ивановна, рожденная Голенищева-Кутузова, писательница) в своих записках, - Бог ознаменовал милость свою на нас, паки к нам обратился, и враги наши пали. Открыто преступление в России необычайное, измена и предательство... Должно просто полагать, что Сперанский намерен был предать отечество и государя врагу нашему. Уверяют, что в тоже время он хотел возжечь бунт вдруг во всех пределах России и, дав вольность крестьянам, вручить им оружие на истребление дворян".

Эти слова должны считаться отголоском общественного мнения, и, конечно, ссылка Сперанского достигла цели - возбудить патриотизм, приверженность к правительству и вызвать сочувствие и содействие в приближавшихся грозных событиях. С удалением Сперанского предстояло решение вопроса об избрании государственного секретаря. Выбор государя останавливался на Н. М. Карамзине, но Балашов (Александр Дмитриевич, обер-полицмейстер Санкт-Петербурга), которому император сообщил свое желание, указал ему на адмирала А. С. Шишкова, как на заслуженного сановника и ревностного патриота, еще так недавно обратившего на себя внимание общества своею речью "О любви к Отечеству". Речь эта, как по своему содержанию, вызванному тогдашним положением России, так и по изложению произвела сильное впечатление на общество и его патриотическое настроение.

А. с. Шишков и его Рассуждение о любви к Отечеству (Какой изверг не любит матери своей? Но отечество меньше ли нам, чем мать?)А.С. Шишков. Гравюра П.Ф. Бореля по оригиналу Дж.

Обратите внимание: Какой хотят видеть мужчины женщину.

Доу. 1860-е годы

Шишков говорил, что человек, считающей себя гражданином всего света, не принадлежащим ни к какому народу, "не признает ни отца, ни матери, ни роду, ни племени. Он, исторгаясь из рода людей, причисляет сам себя к роду животных".

- Что же такое отечество? Страна где мы родились, колыбель, в которой мы взлелеяны, гнездо, в котором согреты и воспитаны, воздух, которым дышали; земля, где лежат кости отцов наших и куда мы сами ляжем. Какая душа дерзнет расторгнуть сии крепкие узы? Какое сердце может не чувствовать сего священного пламени? Самые звери и птицы любят место рождения своего... Какой изверг не любит матери своей? Но отечество меньше ли нам, чем мать? Отвращение от сей противоестественной мысли так велико, что какую бы ни положили мы в человеке худую нравственность и бесстыдство, хотя бы и представили себе, что может найтись такой, который в развращенной душе своей действительно питает ненависть к отечеству своему, однако же, и тот постыдился бы всенародно и громогласно в том признаться... Напротив того, везде в прошедших и настоящих временах, находим примеры, что сила любви к Отечеству преображает силу любви ко всему, что нам драгоценно и мило: к женам, к детям нашим и к самим себе.

Приводя в пример Пожарского и Минина, Федора Никитича Романова и патриарха московского Гермогена, спасших Россию своею любовью к отечеству, Шишков указывает, что любовь эта говорит человеку, что "неисповедимая премудрость Божия повелела тебе родиться от отца и матери, иметь братьев, сестер, родных, ближних; дала тебе отличное от животных свойство знать и помнить их от колыбели до гроба; обязала их пекущихся о твоем младенчестве, дышать тобою и любить тебя, даже и за пределами твоей жизни. Поставила сердце твое посреди сладчайших чувствований к тем, от кого ты произошел, и к тем, которые от тебя бытие свое получили. Не благополучен ли ты посреди объятий родившего тебя и рождённого тобою? Сим образом благость Создателя Вселенной назначила тебе дом, жилище, место пребывания. Повелела, чтоб единое семейство посредством брака соединялось с другими: да течет во всех одна и та же кровь, да свяжут сии священные узы весь народ и да скрепят его единодушием, любовью, дружбой. Отсюда законы назвали тебя - гражданином, единоземцы - братом, Отечество - сыном...

Что делает любовь к Отечеству? С благостью в очах, с прозорливостью в уме, с истиной и правосудием в сердце, печется о благоденствии народном. Она в одной руке держит законы, а в другой - меч и говорит народу: - Сии законы, начертанные мной на основании Божьих заповедей, суть ваша свобода; сей меч, держимый мной на поражение внешних и внутренних врагов, есть ваша безопасность: доколе сии законы будут свято храниться, до тех пор я с вами и вы свободны; доколе меч сей никому, кроме нарушителей законов, не будет страшен, до тех пор радость и спокойствие обитать будут в сердцах и жилищах ваших. Она говорит каждому сыну Отечества: Член великого тела! Не отрывайся от оного никогда и поставленный от Бога над ним во главе служи верой и правдой. Люби Царя и Отечество делами твоими, а не словами. Не надейся никогда быть счастлив угрызаемый совестью, и не бойся ничего, похваляемый ею...

Что делает народная гордость? Не хочет никому уступать. Ревнует украшаться и блистать собственными своими достоинствами. Велит любить честь, велит уважать себя, иметь мужество, твердость, душу. Она не променяет имени, языка, нравов своих ни на что. Она покорствует единой главе отечества своего и больше никому. Она простирает руку помощи слабому и смотрит на сильнейшего без зависти и без боязни. Всяк чужеземец ей друг, но как скоро помыслит он властвовать над нею, с оружием в руках, или с лукавством в сердце, на силу свою не надеясь, или на прельщение, тотчас увидит ее грозную, как тучу, и страшную, как молнию и гром.

Между уничижением и погибелью избирает она погибель, между цепей и смерти кидается она в объятия смерти. Где любовь к народу своему, там и желание видеть его процветающим, благополучным, сильным, превозносящимся над всеми другими царствами. Там всякий словами и душой не сравняет имени Отечества своего ни с каким другим, пользуется чужими изобретениями, произведениями, хвалит их, но любит только свои.

Когда один народ идет на другой с мечом и пламенем в руках, откуда у сего последнего возьмутся силы отвратить cию страшную тучу, сей громовой удар, если любовь к Отечеству и народная гордость не дадут ему оных. Отечество требует от нас любви даже пристрастной, такой, какую природа вложила в один пол к другому... Но не одно оружие и сила одного народа опасны, бывают другому; тайное покушение прельстить умы, очаровать сердца, поколебать в них любовь к земле своей и гордость к имени своему есть средство надежнейшее мечей и пушек. Средство cие медленно, однако ж верно в своих соображениях, и раньше или позже, но всегда цели своей достигнет. Мало-помалу налагает оно нравственные узы, дабы потом наложить и настоящие цепи, зная, что пленник в оковах может разорвать их, может быть еще горд, и страшен победителю, но пленник умом и сердцем остается всегда пленником".

По словам А. С. Шишкова, вера, воспитание национальном духе и языке "суть самые сильнейшие средства к возбуждению и вкоренению любви к отечеству, которая ведет к силе, твердости, устройству и благополучию".

Я помню, - говорил князь П. А. Вяземский, - что во время оно мы смеялись нелепости его (Шишкова) манифестов; но между тем большинство, народ, Россия читали их с восторгом и умилением, и теперь восхищаются их красноречием; следовательно, они были кстати.

отсель: Николай Дубровин. Русская жизнь в начале XIX века

Больше интересных статей здесь: Отношения.

Источник статьи: А. с. Шишков и его Рассуждение о любви к Отечеству (Какой изверг не любит матери своей? Но отечество меньше ли нам, чем мать?).

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх