Ванилла SU

142 подписчика

Свежие комментарии

  • Виктор Шиховцев
    Оправдывает затраты на жизнь с женой... Это что, корова, что-ли, чтобы с ней жить исходя из экономических соображений?Зачем мужчине жен...
  • анатолий андреев
    Уффф, блин!! Давно не читал отменного словесного поноса! Теперь окончательно убеждён, что за фейки надо не штрафоват...Князь Владимир – ...
  • Wlad Wlad
    Начнем с того, что Мужчины предпочитают Женщин, а не ФЕМИЗДАНУТЫХ МРАЗЕЙ - все остальное НЕ СУЩЕСТВЕННО.Каких женщин пред...

"Край снов" Ч.2, гл 17

"Край снов" Ч.2, гл 17

Роман-фэнтези. Основано на реальных событиях.

Часть 2 "Хранительница"

Глава 17. Белая башня.

Что бы Ольга ни делала, к чему бы ни прикасалась, её мозг дрелью сверлила только одна мысль. Думала певица только о Георгии. Она стала бояться репетиций, и одновременно стремилась туда всей душой, лишь бы только взглянуть на него. Они почти не общались, так, перекидывались парой слов по делу. Гоша, как будто специально старался не смотреть в её сторону, постоянно ковыряясь в струнах, а в коротких перерывах, естественно, выходил курить вместе с ребятами. Ольга тут же хваталась за зеркальце и придирчиво разглядывала своё отражение.

Так могло продолжаться до бесконечности! Это было мукой и одновременно интересной для неё игрой. Так уже было когда-то с Лариком, но то, что испытывала певица к Георгию, было похоже скорее не на влюблённость, а на буйное помешательство. Ольга следила краем глаза за всеми его движениями, ловила каждый мимолётный взгляд, анализировала все реакции Гоши на свои высказывания и предложения!

Ольга вышла из такси возле ресторана Вадима и огляделась по сторонам. Обычно в это время музыканты стояли у входа и курили. Ни Олега, ни Кирилла она не увидела. Машина Георгия была припаркована на противоположной стороне улицы, и он сам сидел внутри, и не один.

Ольга сощурилась от яркого солнца, стараясь разглядеть пассажира. Сначала ей показалось, что это девушка, но через минуту дверь открылась, и из машины выпрыгнул высокий, худощавый юноша со светлыми волосами. Он сразу же повернулся спиной и зашагал по направлению к метро. Молодой человек показался Ольге знакомым, и она всю репетицию никак не могла отделаться от его образа, пока, наконец, не поняла, кого он ей напоминал. «Да не может быть! – отмахнулась певица от нелепой мысли, - тот репортёр из Египта? Откуда он здесь? Да и какие у них могут быть дела с Гошей?»

- Оль, ку-ку! Ты меня слышишь? – Олег поводил ладонью у неё перед глазами и улыбнулся, - может, хорош? Ты устала, выключаешься.

- Да, - задумчиво ответила Ольга и потёрла виски, - голова что-то разболелась. Давайте заканчивать! Гош, подбросишь меня?

- Да не вопрос. Ты же знаешь, мне по пути.

Погода в этот вечер была весьма романтичной. Было совсем не душно. Лёгкие сумерки едва коснулись воздуха. Всё вокруг было пронизано едва заметными летними ароматами, которые будоражили душу.

Ольга смотрела в окно старого огромного автомобиля, сидя на пассажирском сидении рядом с Георгием. Он не любил разговаривать, когда был за рулём. Или просто специально молчал, загадочно улыбаясь в ответ на короткие Ольгины фразы. Иногда он удостаивал её ответом, но опять-таки очень лаконичным. Девушку рядом с этим человеком почему-то никак не покидало ощущение того, что она полная дура. Она боялась ляпнуть что-то глупое, неверно прокомментировать какое-то событие, или неправильно ответить на его вопрос.

«Господи! Что со мной происходит?! – в отчаянии вскрикивала про себя певица, - я не хочу этого! Не хочу! Какой-то бред! Наваждение!»

Взяв себя в руки, Ольга на прощание непринуждённо чмокнула Гошу в щёку и, бросив дежурное «пока» стала выбираться из машины.

Георгий кивнул в ответ.

Она направилась к своему подъезду, но не услышала привычного рёва мотора отъезжающей машины.

Ольга невольно обернулась и увидела, что Гоша вышел из автомобиля, присел на лавочку на детской площадке и закурил. Девушка еле заставила себя войти в подъезд и направиться к лифту. Ноги просто не слушались и ужасно хотели снова выйти на улицу! Певица нажала на кнопку вызова, и тут в сумочке запиликал мобильный. Лифт вежливо распахнул двери. Связь внутри железной коробки была плохой. Ольга не вошла внутрь. Она стала рыться в сумке в поисках телефона.

- Алло!

- Оль, извини, - сказал Гоша, - у тебя не найдётся пары минут поговорить? Если ты, конечно, не очень торопишься.

У неё на секунду пропал дар речи.

- Оль? – послышалось в трубке, - ты в лифте что ли?

- Нет, ещё не успела войти. Сейчас выйду.

Она постояла ещё немного, стараясь унять непонятную дрожь во всём теле, и вышла из подъезда.

Маруся с аппетитом уплетала тортик, запивая его сладким чаем.

Ольга задумчиво смотрела сквозь неё, не притрагиваясь к угощению.

- Ну, что опять случилось? - заботливо спросила рыженькая.

- Мусик, я, по-моему, совсем сошла с ума.

- Опять кошмары?

- Типа того, - усмехнулась Ольга, – только теперь наяву.

- ??

- Гоша вчера сказал, что собирается уехать на полгода в Индию!

- Куда?!

- К чёрту на куличики!

- А как же проект?

- Да говорит, что найдёт себе достойную замену, - хмыкнула Ольга.

- Ну, - Маша пожала плечами, - а что это вдруг?

- Понятия не имею, - расстроено ответила подруга, - ещё и денег в долг попросил.

- Ни фига себе! – улыбнулась Маруся, - и что? Много?

- Да нет. Дело не в деньгах, конечно…

- И зачем ему надо переться в такую даль, интересно?

- Не знаю, - Ольга сделала глоток чаю, - говорит, тяжёлый период в жизни. С женой никак не может помириться. Хочет сменить обстановку, отдохнуть.

- Ну, если он замену пришлёт, может, и ничего? Это же лучше, чем музыкант, у которого голова забита какими-то душевными терзаниями!

- Наверное, - неуверенно и очень грустно ответила певица, - только после этого сообщения у меня начались те самые душевные терзания.

- Оль, - рыженькая выдержала паузу, - ну, ты что, опять что ли влюбилась?

Ольга нехотя кивнула и добавила:

- Причём, я прекрасно понимаю, что это абсолютно бесперспективно и глупо! Но ничего не могу с собой поделать! Может, так даже и лучше будет. Переживу быстрее!

- Кстати, да, - согласилась Маруся, - странный он какой-то, тёмная лошадка, по-моему!

- Да не лошадка он, а козёл! – в сердцах выругалась Ольга, - чёрт подери! Ну, что ж такое-то?! Что ни дерьмо, то к моему берегу! Ведь вижу же всё, понимаю! А сделать ничего не могу!

Маруся вздохнула.

- Маш, ну почему мне так не везёт, а?

Маруся молча пожала плечами.

- Я как прокажённая! Вот любить бы так Вадима!

- А это, кстати, мысль! – засмеялась подруга, - причём, очень хорошая! Может, тебе родить поскорее? Вот увидишь, всё сразу изменится!

Ольга с ужасом посмотрела на подругу.

- Что? – удивилась её реакции Маша, - ты же так хотела ребёночка!

- Да я уже и сама не знаю, чего я хочу, - отмахнулась певица, - с этой дурацкой любовью всё в голове перепуталось!

- Да пусть катится в свою Индию! А тебе как раз нужно это время, чтобы привести в порядок и чувства и голову!

- Это точно! – ожила вдруг певица и, отломив кусок торта, сунула его в рот.

- Ты когда вернёшься-то из Питера?

- Да мы на пару дней едем, - вспомнила вдруг Ольга о надвигающемся концерте, - послезавтра ночным – туда, вечером – концерт, переночуем, отдохнём. И ночным же – обратно.

- Приезжай сразу ко мне на дачу! – обрадовалась подруга, - как раз я там одна с детьми буду!

- Шашлычок под коньячок? – засмеялась Ольга.

- Ну, да!

- Отлично!

«Почти год назад было то же самое, - с грустью подумала Ольга, - год прошёл, а у меня в жизни так ничего и не изменилось. Опять несчастная любовь, боль и неразбериха. Всё по кругу. По замкнутому кругу, из которого нет выхода!»

Концерт в городе на Ниве прошёл достаточно успешно. Ольга держалась молодцом, не смотря на то, что на душе у неё скребли кошки. Это было предпоследнее выступление с Георгием. На следующую репетицию уже придёт новый басист, чтобы влиться в их команду. Последний корпоратив с Гошей планировался в небольшом Московском клубе, который Ольга не очень любила. Там всегда было душно и накурено.

Когда она спустилась с Питерской сцены, грустные мысли тут же снова навалились на неё чудовищным грузом. Певица как-то резко потухла, выключилась. Ей даже захотелось разрыдаться. И Ольга, чтобы, не дай Бог, не пустить слезу прямо на людях, поспешила к себе в номер.

Георгий проводил её растерянным взглядом. Ей даже показалось, что в какой-то момент он хотел последовать за ней, но почему-то так и не тронулся с места.

Вдоволь наплакавшись в душе, Ольга хлопнула пару рюмок коньяка, предварительно завалившись в кровать. То ли нервы были на пределе, то ли сказался хронический недосып, но каким-то чудом она почти сразу провалилась в спасительный сон.

Певицу волной швырнуло на Питерскую набережную, усыпанную мелкими лужицами после тёплого летнего дождя. Ольга была пару раз в этом городе только проездом, но, почему-то казалось, что она уже ходила этой дорогой много раз. И, более того, девушка точно знала, куда держит путь!

Ольга свернула на знакомую улицу и продолжала уверенно двигаться вперёд. Улица была длинная и извилистая и продолжала уходить вдаль, но где она заканчивалась, девушка не знала, потому что никогда не ходила дальше своего поворота. Трое подростков на велосипедах остановились возле нужной тропинки, преградив ей путь. Ольга никак не могла обойти их и, пока они решали, куда ехать дальше, она стояла на месте и с грустью рассматривала узкую дорожку, по которой ей предстояло пройти в лесопарк. «Лужа на луже, да ещё и грязи по колено», - обречённо констатировала она, разглядывая свои босоножки на высоком тонюсеньком каблуке.

Наконец, пацаны договорились, вскочили на велосипеды и умчались прочь. А девушка продолжала стоять, как вкопанная, живо представляя у себя в голове то заветное место, куда так стремилась её душа. Небольшая полянка, на которой стояла единственная прогнившая лавочка, манила Ольгу к себе, внушала ей спокойствие и сулила полное умиротворение и отрешённость от всех земных проблем. Просто посидеть в тишине, прикрыв глаза и прислушиваясь к звукам природы. Ей так необходимо было это после каждого концерта! И она раз за разом возвращалась сюда, отдыхала и душой и телом и, как ей казалось, получала мощный заряд энергии для следующего рывка в реальной жизни. Это было её лобное место во снах, её убежище.

Ольга ещё раз взглянула на непролазную «трясину» и стала искать глазами обход.

«Ну, что ж, придётся прогуляться дальше по улице вдоль лесопарка и поискать другой вход».

Пройдя метров двести, певица к своей радости обнаружила ещё один поворот на право. Дорога была немного разбита, но асфальтирована, что позволяло пройти по ней, не загребая грязь.

Девушка уверенно свернула в надежде на то, что идёт параллельно своей тропинке и, рано или поздно, сможет найти свою любимую скамеечку. Ольга шла и шла. По обеим сторонам достаточно густо росли деревья, а дорога всё продолжала бежать вперёд. Вскоре начался подъём. Ноги начали уставать, и певица уже стала думать о том, не развернуться ли и не пойти ли обратно, как вдруг разглядела впереди непонятное препятствие.

Словно солнце из-за моря, на горизонте прямо перед ней всплывали медленно плотно запертые ворота. Ольга приближалась. Стало понятно, что ворота и забор деревянные, покрашенные зелёного цвета краской. Именно поэтому они как бы сливались с растительной массой лесопарка, и при ярком слепящем солнце могли даже раствориться в ней. Однако на данный момент солнце уже стало клониться к закату. Вместе с сумерками пришла влажная прохлада. Тело Ольги вдруг покрылось испариной от неведомого страха и тревоги. Несмотря на эти ощущения, певицу просто неумолимо несло к воротам. Ей даже казалось, что ноги перестали слушаться и идут слишком быстро! Она стремительно набирала скорость и в один момент подумала, что, если не сможет остановиться, то вот-вот врежется прямо лбом в деревянные зелёные двери! Но вдруг воздух вокруг стал густым и липким, вздрогнул и словно распахнулся перед ней. Ворота будто растворились, и непонятная сила прямо втолкнула её в иное пространство. Ольге почему-то даже не пришло в голову обернуться, чтобы посмотреть, закрылись ли за ней двери, и существовали ли эти ворота вообще. Пространство снова всколыхнулось, и у неё закружилась голова. Певица, не замедляя шаг, на секунду закрыла глаза, а когда снова открыла их, то резко остановилась, удивлённо озираясь по сторонам.

Слева от неё находилось несколько невысоких, металлических оград, размером примерно два на три метра. Они были выкрашены всё той же зелёной краской. Оградки находились на небольшом расстоянии друг от друга. Все их дверцы-калитки были открыты, словно приглашали войти. Сосчитать их было просто невозможно, поскольку глядя на эту «шахматную доску» в глазах начинало рябить. Всё это было похоже на кладбище, однако внутри оград не было ни крестов, ни могильных холмов. Просто огороженные куски земли с по-осеннему пожухлой травой и обрывками каких-то бумаг.

Страх сменился любопытством. Ольга посмотрела по сторонам. Справа и слева сквозь деревья вдалеке, как ей показалось, была натянута крупная зелёная сетка. Только, как она крепилась, девушка так и не поняла, потому что ни столбов, ни прутьев, насколько хватало взгляда, не было. За сеткой проглядывались тропинки лесопарка. Они были абсолютно безлюдны. Ни единой души вокруг, только катались клубками обрывки осенних листьев, перегоняемые ветром с места на место.

Ольга хотела подойти к одной из оград, но её ноги продолжали вести самостоятельную жизнь и не пожелали сдвинуться с места. Она попыталась разглядеть, что это за обрывки бумаги, покрывающие многие «могилы», и что на них написано или изображено. Ей показалось, что она увидела на одних - ноты, а на других - мелкую вязь размытых чернильных надписей. Можно было предположить, что это какие-то сочинения, написанные от руки авторами: поэтами и композиторами. На паре листов было нечто похожее на наброски портретов. Все эти «произведения искусств» выглядели весьма жалким образом, края некоторых были обгоревшими или порванными. «Так, наверное, выглядит сейчас моя душа», - почему-то пришло в голову Ольге.

Она оторвала взгляд от «кладбища искусства» и посмотрела вдаль. Солнце уже почти село, но последние его лучи всё ещё слепили. Когда глаза немного привыкли к свету, Ольга увидела ещё одну странную картину. Она готова была поклясться, что этого минуту назад тут не было! Певица словно сидела в кинотеатре перед экраном, а кадры сменялись один за другим, перемежаясь зарницами. Теперь вдалеке, чуть слева за нескончаемой когда-то вереницей оград показались несколько деревянных домов. Но даже издалека было ясно, что они пустые, заброшенные. За домами, словно из тумана выросла странная башня, похожая на огромную заводскую трубу. Какое башня имела основание, понять было не возможно, потому что по земле стелился густой туман. Казалось, что труба висит в воздухе и иногда даже покачивается на ветру. Она была из белого камня, который от старости местами стал серым или зелёным ото мха. Как только Ольга хотела рассмотреть какую-то деталь поближе, что-то происходило в воздухе, и предмет приближался. Можно было сравнить это ощущение с тем, когда подносишь бинокль к глазам, а потом снова убираешь его.

«Господи! Я же видела это место однажды, - осенило вдруг певицу, - я заходила в эту башню! Только я – это была не я…»

В какой-то момент Ольга вспомнила конец того самого сна, когда она наблюдала сверху за самой собой, входящий в белокаменную трубу. Это воспоминание вспыхнуло у неё в голове в первый раз! Тогда, в прошлый раз, на секунду, перед тем, как проснуться, Ольга вдруг почувствовала себя в том теле, которое спускалось по каменным холодным ступеням вниз, в сырость и темноту. Вспышка была секундная, но многие детали, как на фотоснимке, отпечатались в её голове навсегда. Это были неровные, скользкие, грязные ступени, стены с трещинами, сквозь которые пробивались кое-где сухие усы растений типа плюща. Клочки паутины, отрываясь от стен, комками скатывались к ногам. Над головой труба уходила в глубокую серую мглу, откуда веяло могильным холодом. Однако снизу мелькали странные блики света, отражаясь от мокрых ступеней, и веяло гарью. Никаких звуков вокруг не существовало, будто она находилась в вакууме.

Очнувшись от нахлынувшего воспоминания, как от кошмарного сна, Ольга непроизвольно глубоко вдохнула. Воздух вокруг был. И он был свежим и прохладным. Последнее, что она увидела, это серая, как тень хрупкая фигура, мелькнувшая возле башни и пропавшая, как привидение, прямо внутри стены.

«Это точно не я, - Ольга зажмурилась и потрясла головой, - не моя фигура, это точно! Какая-то девушка, совсем худенькая, небольшого роста… Или, может, это просто тень?»

В следующее мгновение волна воздушного пространства снова вызвала у неё лёгкое головокружение. Ольге почему-то безумно захотелось туда, к башне! Или даже в саму башню! Будто кто-то звал её, манил внутрь! Но она так и не смогла сдвинуться с места.

Вскоре вокруг стали возникать знакомые звуки: стрекотание кузнечиков, далёкие шаги, еле слышный гул машин. На улице стало явно светлее. Ольга огляделась. Сквозь деревья, справа и слева, она стала замечать прохожих: парочки, прогуливающиеся под ручку, мамашек с колясками, снующих у хозяев под ногами собак. Жизнь как будто снова возникла вокруг, неоткуда, словно кто-то нажал на кнопку.

Ольга взглянула на мобильный. «Ух, ты! Уже пять вечера! Я же опоздаю на поезд!» - застучала в мозгу мысль. Стук становился всё громче и отчётливее.

- Оль! Оля! – услышала она сквозь сон голос Олега, - ты тут?! У тебя всё в порядке?!

Тут же зазвонил телефон в номере. Через пару секунд задребезжал и мобильный.

Ольга вздрогнула и заметалась, не зная за что хвататься и куда бежать. Она сняла трубку гостиничного телефона и тут же хлопнула её обратно. Не обращая внимания на мобильный, певица подошла к двери и повернула ключ.

- Ой! – Олег и Кирилл одновременно прикрыли глаза руками, увидев перед собой Ольгу в одних трусиках.

Она вскрикнула и скрылась в номере, оставив дверь нараспашку.

- Заходите! – крикнула девушка, набросив на себя халат.

Олег и Кирилл смущённо прошли в номер и уставились на певицу.

- Что случилось? – Ольга искренне удивилась такому визиту музыкантов.

- Оль, уже пять вечера, вообще-то, - с опаской глядя на звезду, ответил Олег, - у нас поезд в семь.

- А ты что не приходила на завтрак и на обед? – спросил Кирилл, чем поставил Ольгу в тупик.

- На завтрак? На обед?!

- Ну, да! Ты что весь день спала?!

Ольга недоверчиво посмотрела на часы, потом на ребят.

- Не может быть… - она подошла к окну, - а как это?

Олег поскрёб свою блестящую лысину и пожал плечами.

- Блин! – певица вытаращила на них глаза, - а что ж вы мне не позвонили, гады?! А вдруг я тут умерла?!

Она вдруг снова на мгновение окунулась в то состояние сна и ощутила животный страх.

- Господи, Оль, ну, что ты такое говоришь? – Кирилл подошёл к ней и слегка обнял за плечи, - ну, это ж часто бывает! Ты после концерта, обычно, никуда не ходишь с нами. Сидишь в номере и отсыпаешься!

Ольга выдохнула:

- Да. Простите. Просто я никак не могу понять, как можно было проспать почти сутки!

- Ты что, действительно, спала всё это время?! – спросил Олег.

Певица нервно закивала.

- Ни фига себе! – он снова почесал лысину, - ну, что, выспалась?

Кирилл засмеялся.

- А Гоша где? – спросила девушка.

- Да Гошана тоже сегодня весь день не видели. Он смс-ку кинул только, что на вокзал сразу подъедет.

- Мы уж грешным делом решили, что вы вдвоём тут заперлись, - усмехнулся Кирилл.

- Дурак, что ли! – вспыхнула Ольга и отвернулась, чтобы ребята не заметили, как полыхнули её щёки.

- Ладно, Оль, - Олег ткнул друга кулаком в бок, - ты собирайся, мы скоро зайдём. Ехать надо.

- Хорошо, - не оборачиваясь, ответила певица.

Больше интересных статей здесь: Отношения.

Источник статьи: "Край снов" Ч.2, гл 17.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх